Всё об интерьере для дома и квартиры

Лучшие идеи для дизайна интерьера, полезные советы, интересные статьи

Сейчас нахожусь в научной клинике Соловьева.

14.11.2017 в 01:31

Много разных врачей, много вопросов, исследований, людей. Тут есть и бесплатные, и платные пациенты, из других стран, и наши российские, типа меня, у которых в деле пишется "по Науке". Которым тщательно научно делают МРТ и КТ и другие анализы с мозгом. И чьё состояние изучают, приезжают профессора из институтов и из склифа тщательным образом расспрашивают

Сейчас нахожусь в научной клинике Соловьева.. Но тут хотя бы я не ловлю во взгляде убийственную жалость к себе, я тебе скажу - это ужасно, когда в июне я начала понимать, что люди жалеют меня. Всю жизнь я старалась такого никогда не вызывать в людях, а тут, ещё с задержкой, на тот момент мой мозг ещё не успевал за событиями, это. Ужасно, врачи, особенно неврологи и психотерапевты, говорят "не Зарывайтесь", "мир вокруг продолжается". Врач ЛФК дал задание вязать - на мелкую моторику рук, чтобы пальцы двигались или играть на муз инструменте, моя верная Ната, интерьерый архитектор, не спрашивая привезла в реабилитацию спицы с шерстью. Рома с женой ответственно исполнял обязанности Сереги, помогая моим и его родителям. Когда ещё в июне проснулась тяга к рисунку, родители привезли альбом и краски, левой рукой я писала пейзажи карандашами, Марина мои любимые линеры. Лешик (дайвер) постарался привезти с командировки настоящие витамины в манго с Мальдив, спасибо аргонавт клубу за то, что написали обо мне характеристики, рус провернул целую разведовательную операцию по поиску свидетелей, светик и катя помогли с одеждой, тк у родителей моего гардероба не было, хотя в тот момент я бы влезла в одежду и двенадцати лет, а ключи от нашей с Серёжей квартиры, маме не отдали, хотя ей просто надо было забрать мою одежду, тк мне было холодно, в больнице, у родителей, везде холодно.
Вообще хочется рассказать о состоянии, тк многие спрашивают "как ты", "как дела". А ответить одной строчкой я не знаю как. Никак. Когда физически здесь, но вас нет. Когда вам абсолютно все равно что кушать, тебе сказали что надо - ты ешь. Ты глотаешь кашу, чай, гречку, рис. Без соли ". А что он разве был не соленый? А гречка разве была сладкой? " Нет вкуса. Говорят мозг включает в первую очередь те функции, без которых организм не может существовать, пока не может и не умеет, вставляют трубки, для дыхания - трахеостома, которую извлекают когда организм научился справляться сам. У меня её извлекли в начале апреля в склифе. Было много много других вещей. В голове постоянно крутился один вопрос, и глазами, точнее глазом я не находила ответа на него. Нянечка помогала мне делать первые шаги, пройти пять шагов до общего коридора и обратно. И это было сложно. После 28 кг за плечами на Камчатку, это сложнее чем добавить себе ещё два килограмма. Вопрос вопрос вопрос, в голове вопрос.
Потом первая реабилитация через два месяцв, куда меня отвезли чуть ли не на носилках, ноги не слушались.
Я помню туда приезжали мои братья со сборником логических задач и мне их задавали, а мозг так переваривал, как в замедленном кино, в голове вопрос вопрос. Помню ещё, я как то брату Алёше к. рассказывала случай с врачами, а он сказал "Маш, ты это уже Рассказывала".
А ещё я помню, что самым счастливым моментом было то, что я вспомнила, что у меня был счастливый новый год в Словакии (2016-2017! , Ведь до этого все обрывается ноябрем 2016. Это было счастье, я улыбалась целый день. Счастье вспомнить, что у меня есть прошлое. Счастливое прошлое. Это не сравнить ни с чем.
После первой реабилитации, как мама говорит, ты хоть начала ходить, до кровати и обратно. Потом было 2 месяца реабилитации в поликлинике по ЛФК, куда каждый день меня водил папа, как пятилетнюю девочку, чуть ли не придерживая, ноги не всегда следовали за головой. За полтора месяца с педагогом от полторы минуты мы дотренировались до 35 и она поражалась, что не встречалась никогда с такими случаями по восстановлению, спасибо королевскому "Абрису", бауманской школе горного туризма и нашей с Серёгой подготовке к Эльбрусу.
Вторая реабилитация, "Нейрореабилитации и Паталогия Речи", до неё все слова путались и говорились смазанно, речь собеседника была сложна для понимания, особенно быстрая, после двух курсов (90 дней) я начала понимать речь и более менее понятно говорить, заменяя сложные слова простыми. Начала писать, тк целыми днями, чтобы мысли не уходили в направление тебя, я писала, писала, делала дз, читала вслух, писала рукой, мыслью заставляя пальцы согнуться и двигаться, двигаться, чтобы не думать. Даже как то раз мимо меня прошёл шкловский, и сказал что рад, что я делаю дз, в тот момент я не знала что это сооснователь клиники, позже набежали девушки, наговорили, наинтересовались, просветили кто это.
Я поговорила с хорошим врачом, которая мне сказала не плакать, тк когда мы плачем мы жалеем себя, а не другого человека, я сказала себе - я смогу. И попыталась и до сих пор пытаюсь.
Сейчас я в научном центре Соловьева на шаболовской, третья реабилитация, тут много врачей, строгий пропускной режим, врачи из склифа и мед институтов, все что то делают, изучают, спрашивают, исследуют. Тут врачи у мамы добивались, когда я ещё в склифе лежала, чтобы меня им перевели, на моем деле красуется надпись "для Науки". Тут также лфк, логопед, психолог, и много другого. Тебе бы было бы интересно. Да, ты и так все знаешь и видишь. Что добавить. Физически у меня все вроде возвращается, как говорят врачи для такой травмы в очень короткий срок, да и я как обычно не очень то об этом беспокоюсь, даже бабульки взглядом оценивают ". Молодая здоровая, постоит в очереди", и лезут. - Ну им важнее, пускай. Только волосы с обритости на лысо отросли до мальчишеской стрижки, раны на голове не оставили врачам в склифе выбора. Глаза ещё видят пространство как будто за двоих, а мозг так пока и не научился склеивать пространство и видит в вдвойне больше, сломанный нос - который видимо сросся что я лежала в коме, парализация правой стороны. Это все мелочи, ты знаешь, я не придавала значения физическим недостаткам. Ведь самым большим наказанием мне было всегда моральное отсутствие родной души рядом. Извини, что я как будто жалуюсь, сейчас я живу с родителями на выходные приезжаю, в будни в больнице - таков закон больниц. В нашей с тобой квартирке хозяйничаю не я, а как ты и боялся ещё тогда, когда мы делали третий ключ от домофона, а я не верила, что такое может быть. Братья меня поддерживают, как и всю жизнь, я не особо общительная и общаться с кем то, кроме семьи и близких, я делаю над собой усилие. Тут я читаю иногда про мозг и прочие превратности из которых становится понятно, что кровоизлияние в мозг это серьёзная вещь, которая обычно происходит во время инсульта, и редко остаётся незамеченной, да и очаговое отслоение "Повреждение Скальпа" как правило даёт мало шансов на жизнь.
Я лежала во второй реабилитации с девушкой, у которой была трепанация черепа, она жила. Лечилось два года, и к тому моменту, как мы оказались в одной палате она по прежнему имела проблемы с речью и написанием, но она была настроена позитивно из за хороших врачей, которые ей попались и удачной операции. Я очень рада, что в России не смотря ни на что, есть хоть какое то количество докторов высокого класса, когда люди самоотреченно работают, каждый день спасая кому то жизнь.
Я не могу сказать, что я сейчас хочу жить - мне параллельно все равно, я знаю что многим людям вокруг не все равно, не все равно родителям и братьям, да и в какой то степени знаю, что ты бы сделал все, чтобы я жила и несла наши с тобой знания и прижизненные выводы, так как ты несешь и нес ответственность за нас обоих перед тем кто сверху, помогая вылечить меня до состояния человека, как тогда на Эльбрусе я пообещала себе, что если с тобой что то случится, пока есть пульс я тебя не оставлю, несмотря ни на что - мороз, спасателей, ветер, знаю ты был такого же мнения. С другим пониманием в одиночки не ходят. Может поэтому во время похорон я находилась в коме и была не в состоянии ничего решать. Поэтому спасибо вселенной, тебе, небу, богу, Мурзику и врачам, что меня оставили здесь, в этом мире.
Надо жить дальше, перестроить весь свой мозг, все понимание мира, выбросить из головы наши пять лет, наши выводы и раздумья, при этом как то не озлобиться, а по прежнему стараться любить жизнь и людей, и как то жить.