Всё об интерьере для дома и квартиры

Лучшие идеи для дизайна интерьера, полезные советы, интересные статьи

Граф Робер де монтескью.

07.03.2019 в 16:54

Обворожительный, бесподобный граф Робер де монтескью, "Профессор Красоты", влюбленный в себя и свои вещи, эстет, "повелитель утонченных запахов", светский лев и непревзойденный денди прославился как любитель рафинированных.

Робер де монтескью родился 7 марта 1855 - 1921 года в Париже. Он был младшим сыном графа Тьерри де монтескью - фезенсака и Полины дюро. Робер принадлежал к старинному гасконскому роду, среди его предков - Блез де монлюк и Шарль д'артаньян.

Робер де монтескью в лицее Бонапарта и колледже иезуитов учился. Он был знаком со множеством известных людей своего времени, таких как уистлер, болдини, Сара Бернар, Анатоль Франс. Робер много путешествовал, бывал с севе.
Он в истории образцом эстетизма как стиля жизни остался. Таким же было и его творчество. Монтескью являлся автором нескольких стихотворных сборников, трех романов, мемуарных книг. Робер также послужил одним из прототипов гражданина де Шарля в эпопее Пруста "в поисках утраченног.
Оказывается, граф Робер де монтескье - фезансак послужил прототипом для двух известных литературных героев: герцога дез эссента (роман гюисманса "Наоборот") и барона де шарлюса (Пруст "в поисках утраченного времени". Интерьер эстетского жилища дез эссента и даже история с инкрустацией драгоценными камнями панциря живой черепахи (которая этого не вынесла), что меня особенно поразило - не плод фантазии гюисманса, а описание реальных фактов. Удивительно.
Отрывок из книги Ольги Вайнштейн "денди: мода. Литература. Стиль жизни":
Структуры интерьера.
"Интерьер - это Состояние Души", - любил говорить граф де монтескью. Каждое свое жилище граф обустраивал как особое эстетическое пространство, подчиненное авторской концепции. Например, у него была комната, посвященная луне, где господствовал дух ночи. Интерьер в ней был выдержан в лазурных и серебряных тонах. Вот как описывал это помещение сам монтескью в своих мемуарах: "Одна Стена в Комнате Была Темно-синего Цвета, в Затененной Нише Стояло Кресло, Обитое Материей Того же Оттенка; Противоположная Стена Была Затянута Серой Тканью с Рисунками Камей, а Стена у Камина - Серебристой Кожей, с Узором из Голубых Веточек; Наконец, Четвертая Стена Была Покрыта Бархатом Очаровательного Серого Оттенка, Которого Обычно Называют"стивенс", а по-моему, его было бы точнее назвать "мышино - серым". На полу лежал темно-серый ковер, на котором играли тени от полупрозрачной газовой материи, подвешенной напротив, что создавало иллюзию струящегося лунного света. Стены были украшены какемоно и вышивкой, в стеклянной вазе стоял пурпурный ирис.
Анализируя символику интерьера, французский культуролог Жан бодрийяр показал, что отказ от ярких цветов составляет особый шик: "краска. Чаще всего предстает в смягченной форме "Оттенков" и "нюансов". Серый, лиловый, гранатовый, бежевый - все эти оттенки приличествуют бархату, сукну и атласу, интерьеру с изобилием тканей, занавесей, ковров, драпировок, тяжелых субстанций и "Стильных" форм; мораль такого интерьера предписывает отказываться и от краски, и от пространства. Но прежде всего - от краски: она слишком зрелищна и грозит нарушить закрытость внутреннего пространства. Черное, белое и серое составляют не только нулевую степень красочности, но также и парадигму социального достоинства, вытесненности желаний и морального "Стэндинга". Как мы видим, и в дизайне интерьера, и в одежде у монтескью проявлялся один и тот же аристократический вкус.
Декорируя комнату, монтескью нередко прибегал к языку аллегории: в библиотеке на фоне золотисто - зеленой кожи были изображены павлиньи перья, что должно было обозначать сто глаз знания. В гостиной, стилизованной под сад, он разложил ковры травяных оттенков и на них поставил бронзовые статуэтки животных (отсюда уже рукой подать до заводных рыбок в аквариуме дез эссента - впрочем, интерьеры этого героя гюисманса и возникли как прямое подражание стилю монтескью.
Почетное место в комнате графа занимали особые стеклянные витрины с галстуками в пастельных тонах и жилетами, которые служили и в качестве шкафчиков, и для декоративных целей, напоминая о дендизме графа. Сам владелец не без эстетства замечал, что такая витрина издалека напоминает глыбу мрамора с тонкими прожилками.
Некоторые из его дизайнерских Находок далеко опережают свое время - так, он очень изобретательно использовал освещение, играя с объемами комнаты. Желая создать эффект радужных бликов, граф, вместо того чтобы банально использовать витражные стекла, поставил на подоконнике коллекцию разноцветных флаконов из-под духов и бокалов, преломляющих свет. Это, по его мысли, приятно возбуждало не только зрение, но также вкус и обоняние. В другой раз он умудрился создать иллюзию движения в интерьере благодаря орнаменту из жимолости: вьющиеся линии карабкались с одной стены на другую, пульсируя в едином сквозном ритме. Танец изогнутых линий - характерная черта искусства Art Nouveau, и интерьеры монтескью можно без всяких натяжек считать классикой этого стиля. Основной принцип такого интерьера - ставка на артистическую искусственность.
Одну из комнат в своем жилище граф посвятил мистике: одно время он серьезно увлекался спиритизмом и свято верил в возможность общения с умершими. В оформлении были задействованы предметы из церковной утвари, дубовая скамья для хора и даже колокол. Именно эта комната почти буквально описана в "Наоборот" гюисманса, превратившись в кабинет дез эссента. Потолок там затянут небесно-голубой тканью, предназначенной для церковных одеяний, подставкой для книг служит аналой - старинный кованый пюпитр, шторы сшиты из кусков епитрахили: "ее тусклое, словно закопченное, золото угасало на мертвой ржавчине шелка. Наконец, на камине, с занавеской также из стихаря роскошной флорентийской парчи, между двух византийского стиля позолоченных медных потиров из бьеврского аббатства - в - лесах, находилась великолепная трехчастная церковная риза, преискусно сработанная". Аналогичным образом предметы церковного антуража фигурируют в спальне дез эссента, стилизованной под монастырскую келью, где в качестве ночного столика используется старая скамеечка для молитвы и горят церковные восковые свечи. Разумеется, вся эта атрибутика выступает не столько как объект религиозных размышлений, сколько как декоративный прием, повод для эстетского созерцания. Сходный умственный настрой, по всей видимости, присутствовал в католицизме Барбе д'оревильи. Монтескью скончался от уремии в ментоне на французской Ривьере, 11 декабря 1921 года. Он был похоронен в Версале рядом с Yturri.