Всё об интерьере для дома и квартиры

Лучшие идеи для дизайна интерьера, полезные советы, интересные статьи

Х. рюткёля. С йоуко сурхаско на берегах куйттиярви".

21.06.2016 в 06:29

Полностью текст в ниже прикреплённом файле.
На второй день путешествия мы посетили пирттигубу, туда нас отвез на моторной лодке Виктор ремшу. Вернувшись, мы направились в суднозеро. Местами дорога очень плохой была. Нам пришлось оставить машину в шести километрах от деревни и дальше двигаться пешком. У Йоуко не оказалось с собой резиновых сапог. Он разулся и шел босиком. Я боялся, что он простудится и тяжело заболеет, но Йоуко беззаботно махнул рукой: мол, нет причин для беспокойства
. Он привык к такому. К моему удивлению, у него не случилось даже насморка.


В Тунгуду?
Мой интерес к деревенским кладбищам и используемые мной приемы описания навели Йоуко на мысль посетить д. тунгуда и ее окрестности. По его сведениям, там были действительно интересные старые кладбища и встречались необычные надгробия. Возможно, он хотел ускорить продвижение моей работы. Я несколько раз сослался на заявленные мной цели поездки и обозначенные в визе места пребывания, опасаясь, что поездка может оказаться неудачной. Йоуко не считал это проблемой. Он настойчиво в путь приглашал. В конце концов, я согласился, и мы решили, что по пути посетим еще несколько интересных мест.
Первым из них была д. лувозеро, куда мы прибыли в последний день мая. Ее кладбищенские надгробия широко известны благодаря замечательным фотографиям и. к. инха. Каким стало это кладбище? По дороге мы костомукшский горсовет посетили. Судя по всему, Йоуко согласовывал изменение программы поездки. Видимо, он получил "Благословение" в устной форме, без оформления каких-либо документов.
На берегу лувозера шло строительство дачного поселка жителей костомукши. Двое мужчин - Карел одолжили нам резиновую лодку и объяснили, как попасть на остров. Мы с Йоуко отправились туда в тесной лодке, которую с трудом удавалось держать по курсу. К счастью, не было сильного ветра. Я греб, и Йоуко ничем не мог мне помочь. Я даже сделал несколько снимков, но, видимо, в силу обстоятельств они получились неудачными. На острове мы обнаружили несколько невысоких могильных холмиков, но от надгробий не было и следа. Вместо них нашлись два весьма новых, довольно неуклюжих в сравнении с великолепными произведениями конца XIX в. креста. Кроме этого, я обнаружил то, что осталось от двух "Ветровых Платков" (Tuulipaikat. Эти кусочки ткани давно изорвались и поблекли от времени. Спускаясь по склону, заметил в траве небольшую икону. Ее сюжет был знакомым - огненное восхождение Ильи пророка.
Доброжелательные строители дачи угостили нас чаем и предложили ночлег, но мы решили продолжить путешествие, и отправились в кимасозеро. Мы прибыли туда в половине первого ночи. Несмотря на поздний час, было светло как пасмурным днем. Помоему, в белой ночи есть что-то проникновенное, впечатляющее. Я думал, что деревня спит и нам придется дожидаться утра. У меня был с собой спальный мешок, а у Йоуко - нет. К моему удивлению дверь ближайшего дома открылась, и на крыльцо вышел молодой мужчина, направлявшийся в лес, на глухариный ток. Он предложил нам ночлег в доме, где проживала вдова о. с. валдаева. Я спал на полу в спальном мешке, а Йоуко предпочел остаться в машине. Возможно, он не хотел стеснять хозяйку дома, по-моему, совершенно напрасно. Мне кажется, что в его поведении стойкость соседствовала с упрямством, по крайней мере, в этот момент, но в нем никогда не было.
Стремления покрасоваться, "Показать Себя".
В кимасозере я осмотрел и описал деревенское кладбище и место, где раньше стояла церковь. Сурхаско ходил по деревне, общался с ее жителями. Как мне помнится, он был без фотокамеры. Позже я послал ему снимок места, где когда-то была церковь. Это уникальное место. Раньше мне не доводилось видеть ничего подобного. Множество лоскутков и "Платков" было прикреплено к растущим там молодым деревьям. Этот объект осмотрел и Йоуко, и он попросил прислать ему снимок. Позже он мне о своей просьбе напомнил. Судя по всему, платки прикреплялись к деревьям, начиная со времени гибели старой церкви. На мой взгляд, это свидетельствует о том, что храм имел большое значение, причем не только для жителей этой деревни.
После кимасозера мы через ледмозеро проехали в д. тикша, где остановились в доме Катри матикайнен. В сопровождении Андрея матикайнена я посетил кладбище заброшенной д. хийсиярви. Йоуко остался в Тикше. Ему было интереснее среди людей, и он дал понять, что я хорошо справлюсь со своими задачами в сопровождении молодого Андрея. Потом мы дальнейшие планы обсудили. Йоуко предлагал посетить реболы и расспросил о кратчайшем пути в тунгудскую д. березово (койвуниеми. Реболы пришлось исключить из маршрута, а в койвуниеми не было проезжей дороги. В понедельник, 3 июня, мы выехали в направлении ругозера. Предполагалось, что далее мы выедем на мурманскую автодорогу и потом свернем направо - к тунгуде.
В ругозере мои опасения, к сожалению, оправдались. Я фотографировал деревенские виды со стороны прибрежной улицы, и потом мы поднялись к дому культуры в центральной части деревни. Йоуко отправился на поиски учителя, который проводил экскурсии в местном музее. Мы с его коллекцией ознакомились. Затем пришел приглашенный учителем председатель сельсовета. Мы о посещении тунгуды разговаривали. После этого к нам подошел местный милиционер, ранее видевший меня фотографирующим деревню и, конечно, мою машину. После переговоров нам было предложено пройти в помещение сельсовета. До этого я успел поснимать на двух деревенских кладбищах.
После дальнейших разговоров и телефонных звонков нам было предписано отправиться в районный отдел внутренних дел в п. Муезерский. Настроение было подавленным, когда под дождем мы ехали по извилистой грунтовой дороге через тикшу в Муезерский. В Муезерском ровд нам сообщили, что завтра мне надлежит покинуть территорию этого района, т. е. вернуться туда, где я могу передвигаться и работать в соответствии с полученной визой. У меня остался небольшой "Сувенир" - свидетельство о регистрации в паспортном столе. С Йоуко провели отдельную беседу. Я ждал его на улице под дождиком, курил и размышлял о перипетиях судьбы исследователя.
На ночь мы вернулись в дом Катри матикайнен в тикше и на следующий день выехали в вокнаволок. Йоуко ничего не рассказывал о разговоре, состоявшемся с начальником ровд, настроение было подавленным. В довершение в вокнаволоке нам пришлось расположиться в так называемом доме приезжих посреди деревни, рядом с почтой. Его интерьер был более чем скромным, было холодно и сыро. Первым делом я печку затопил. Комната прогревалась медленно. Я тоже согрелся за любимым занятием, когда колол дрова, и стал планировал дальнейшую работу. Нашелся мой знакомый гид, и задачи были ясны.
Х. рюткёля.
С йоуко сурхаско на берегах куйттиярви.
// Проблемы духовной культуры народов европейского севера и Сибири. Сборник статей памяти юго Юльевича сурхаско. Гуманитарные исследования. Вып. 2. Петрозаводск: карнц ран, 2009. C. 293-302.