Всё об интерьере для дома и квартиры

Лучшие идеи для дизайна интерьера, полезные советы, интересные статьи

Koldograf Minnishka. OOC, AU, ER.

22.05.2016 в 22:54

С низкого дивана в углу кабинета небо совсем белым выглядело. Молочно-белым. Сильный ветер вколачивал в окно хлопья снега и царапал стекло тонкими ивовыми ветвями. И Гермионе казалось, что каждая вбитая снежинка, каждый противный скрип веток вторил ее собственным чувствам. Сердце колотилось часто, но мерно. Грейнджер судорожно втянула воздух, постаралась улечься удобнее и зачем-то принялась рассматривать короткие ногти на своих пальцах.


- нервничаешь? - Драко, сидящий на маленьком кожаном пуфе рядом, слабо улыбнулся. Как могло показаться, даже беззаботно. В чуть прищуренных серых глазах таилась тревога, и иногда, глядя в них, Гермиона могла поклясться, что видит там настоящие беспокойные вихри. Точь-в-точь, как за окном.

- да, немного, - грейнджер кивнула и притянула к себе колени, рассматривая помещение.

Вдоль мятно - бирюзовых стен тянулись высокие стеллажи, заставленные разноцветными папками, книгами, какими-то чудаковатыми маятниками и шарами всех мастей и размеров. В воздухе неуловимо ощущалась смесь ладана и бергамота. На столе между диваном и пуфом высилась груда фолиантов в потертых переплетах, а сверху на ней - изящные песочные часики. Крохотные частицы в нижней части сосуда покоились.

- не бойся, - малфой перегнулся через стол и невесомо коснулся пальцами щеки Гермионы. - это шанс вспомнить все. Что же поделать, если моя дорогая будущая жена страдает амнезией? - тихо засмеялся он, но глаза его по-прежнему остались серьезными.

- частичной потерей памяти. В клинике святого мунго говорят, что наложен частичный oбливиэйт, если быть точнее, - не выдержав, улыбнулась Гермиона, буквально ловя каждое прикосновение теплой ладони на своем лице. Щеку приятно закололо. Грейнджер расслабилась. Бушующие внутри демоны страха улеглись и спокойно задремали, готовые, однако, в любую секунду поднять головы.

- я рад, что встретил тогда тебя в Швейцарии, - чмокнув ее в нос, заметил малфой. - теперь кажется таким странным, что мы плохо общались в хогвартсе, не правда ли?

- я тоже задаюсь этим вопросом. Быть может, мне удастся вспомнить что-то важное. Кстати, кажется, твоя мама приглашала нас сегодня на ужин ….

Дверь кабинета скрипнула, разрушив момент и заставив обоих вздрогнуть. В проеме показался низкорослый седой мужчина в синей мантии, усеянной звездами. На его лысоватой голове расположился остроконечный колпак с кисточкой, а белые закрученные усы и небольшая забавная бородка совершенно не сочетались с поджатыми губами и хмурыми бровями. Этот старичок не вызывал у Гермионы доверия - хотя, стоит отметить, что у нее не вызывала доверие любая подобная "Туманная" наука, - и потому она тоже придирчиво поджала губы, словно зеркаля лицо волшебника.

Малфой сдержанно кивнул и убрал ладонь от щеки Гермионы, двигаясь к самому краю пуфика, словно боясь пропустить что-то невообразимо важное.

- вы готовы, мисс грейнджер? - старичок поправил круглые очки и опустился прямо на диван к Гермионе, от чего та вытянулась и напряглась еще сильнее. - ну что вы, что вы! - волшебник добродушно похлопал ее по коленке. - заклинание гипноза обладает куда большей силой, нежели обычные маггловские способы. Хотя очень жаль, что на вас они не действуют … очень жаль.

Гермиона подняла глаза на Драко и снова столкнулась с пронзительным серьезным взглядом. Она окончательно запуталась, чего жаждет сама. А вдруг там, позади, в том вырванном кем-то или чем-то обрывке памяти, произошло нечто немыслимое и страшное? Что, если находиться в незнании - это лучшее, что когда-то смогла предложить ей судьба, а она, грейнджер, вот так глупо отталкивает этот "дар"? Но неопределенность еще сильнее пугала.

- да, готова, - сипло произнесла Гермиона и, заправив за ухо прядь волос, постаралась привести в норму сердцебиение. Перед взором пронеслись воспоминания о предыдущих неудачных посещениях этого кабинета, когда тот же седовласый чародей раскачивал перед ее носом один из тех странных золотистых маятников со стеллажа и нашептывал магические формулы.

- замечательно, - воодушевленный волшебник едва не хлопнул от радости в ладоши и вытянул из кармана "Звездной" мантии палочку. Кривоватыми пальцами он перевернул стоящие на столе часы, и песчинки вновь беспокойно заструились по узкому перешейку в нижнюю часть. Малфой сосредоточенно наблюдал за движениями мага. Старичок, не переставая хмурить широкие брови, провел палочкой над лицом Гермионы, неслышно бормоча заклинание. С каждым выговоренным словом сознание сильнее заволакивало туманом, а взгляд фокусировался все меньше, уже не в состоянии разглядеть четкие очертания окружающего интерьера - виднелись лишь размытые контуры. И белый свет. Oчень много белого света, от которого в желудке уже рождалась тошнота. Голова утопала в мягкой перьевой подушке, уши заложило ватой. С последним трепетом ресниц Гермиона уснула.

Сложно было понять: находится ли она здесь сама или превратилась в стороннего очевидца событий. Все смешалось. Лишь в одном Гермиона была абсолютно уверена - это не обыкновенная иллюзия, а реальность, только давно утерянная и позабытая.

Под ногами хрустела гравиевая дорожка, уводящая вглубь аллеи, но и она вскоре кончилась. Высокие кипарисы, перешептывающиеся от малейшего колебания холодного воздуха, остались позади. Теперь тропинка, выстланная мягким влажным мохом и редкими камнями, струилась между деревьями. Перед грейнджер раскинулись могучие необхватные дубы и тонкие буки. Где-то вдали журчала вода: Гермиона помнила из рассказов Драко, что на необъятных землях поместья есть даже искусственный ручей.

Грейнджер голову запрокинула. Небо, подернутое клочьями серых облаков, все еще виднелось отсюда, но мерещилось, что ветви впиваются корявыми черными пальцами в самый его купол. Схватившись за шершавый ствол какого-то дерева, Гермиона отдышалась. Сердце колотилось в висках.

Пронзительное карканье ворон разрезало сумеречную лесную тишину. Грейнджер вздрогнула и заторопилась вперед еще быстрее. Нужно было успеть до наступления темноты.

Гермиона на краю небольшой поляны замерла. Неправдоподобно огромные папоротники окаймляли ее со всех сторон. Сама поляна редкой травой поросла. Тонкие летние туфли в рыхлой земле вязли. Шум воды стал совсем близким, и вскоре грейнджер рассмотрела вьющуюся за папоротником реку.

Здесь было холоднее всего. Казалось, что ледяные потоки сентябрьского воздуха проскальзывают в самое сердце, заползая под кожу. По спине побежали мурашки. Было в этом месте что-то таинственное, мистическое и невероятно пугающее, но, должно быть, это просто чудилось.

- здравствуй, - уверенный женский голос заставил Гермиону поежиться. Oглянувшись, она увидела перед собой нарциссу малфой.

Чувство напряжения и тревоги, не отпускавшее с момента погружения в сон, затопило до самых пят. Гермиона поджала пальцы на ногах, словно это помогло бы ей согреться или прийти в норму.

Нарцисса вскинула подбородок. Гермиона неотрывно вглядывалась в ее глаза, не желая первой разрывать зрительного контакта. Даже если страшное волнение и страх плескались в груди, она ни в коем случае не даст нарциссе понять, как испугана. Вот только колени предательски дрожали. Льняное платье, обвивавшее тело Гермионы, слабо всколыхнулось, когда миссис малфой все же прошла в центр поляны.

Ее тонкая фигура, обыкновенно облачаемая в изысканные дорогие ткани, теперь скрывалась за бесформенной грубой мантией. В пальцах правой руки - казалось, они побелели окончательно, - была зажата волшебная палочка. Нарцисса обернулась и перекинула через плечо волосы, туго перетянутые лентой. В серо-голубых глазах по-прежнему виделись Гермионе бесконечная уверенность, высокомерие и, наверное … одухотворенность?

- здравствуйте, - видит Мерлин, грейнджер все силы вложила в свой голос, дабы придать ему радушия и даже вежливости, но не вышло. Да и странно это было бы в таком месте и рядом с таким человеком, не правда ли?

Нарцисса малфой придирчиво осмотрела Гермиону и скривила губы. Этот брезгливый жест не утаился от девушки, но она предпочла промолчать. Сердце все также равномерно отбивало ритм. Только дыхание немного сбилось, а воздух щекотал ноздри сырым запахом гнилостной почвы.

- вы, возможно, задумывались над тем, почему я пригласила вас именно сюда. Верно? - нарцисса немного склонила набок голову и подняла бровь, а когда Гермиона кивнула, продолжила: - но маловероятно, вы не в курсе нашей семейной легенды. Нет, пожалуй, не так. Это не легенда, а вполне себе существовавшая некогда действительность.

Грейнджер сглотнула судорожно.

- на этой самой поляне когда-то, давным-давно, приносилось жертвоприношение. O, не вздрагивайте, - холодно рассмеялась нарцисса. - я не собираюсь совершать этого сегодня и не стану марать руки … в чьей бы то ни было крови. Кроме того, я не верю в чушь о пользе этой жертвы. Убийство, не более … поэтому это место выбрано чисто символически.

- так что же вы от меня хотите? - Гермиона сжала руки в кулаки, больно впиваясь короткими ногтями в кожу ладоней. Мерлин, как ее вообще угораздило забыть где-то собственную волшебную палочку! Но … будь она с ней, разве что-то бы изменилось? Применять магию, пусть и оборонительную, в отношении … кого? Будущей свекрови? Матери ее любимого человека.

Немыслимо.

- я? Хочу от тебя? Глупышка, - миссис малфой шагнула навстречу Гермионе, от чего та незамедлительно отступила назад. Машинально, даже не подумав. Просто инстинкты внутри нее уже прямо-таки вопили о необходимости спасаться бегством из этого злосчастного места и ужасающей женщины, не внушающей сейчас ничего, кроме страха. И даже ее приторно - елейный голос звучал излишне зловеще.

- Драко … он ….

- не упоминай имени моего сына, - резко оборвала нарцисса. По затылку Гермионы пополз холодок, а грудную клетку сдавило в тисках. Сердце ухнуло и застыло. - ты не достойна его. То, что мы благодаря своему добродушию и щедрости пустили тебя в наш дом, всего лишь жалкая подачка для такой, как ты. Можешь считать это милостью судьбы.

- я люблю его, слышите? Люблю! - буквально выкрикнула Гермиона, невесть откуда черпая собственные силы. Наружу вырвался белесый пар.

- закрой свой рот! - процедила нарцисса, и в следующую секунду щеки грейнджер коснулась тяжелая рука. Кожа от удара загорелась. - я бы выкинула тебя из нашего родового поместья и приказала никогда не появляться, но вот проблема: ты вцепилась в моего Драко крепкими когтями, а он так влюблен, что последует за тобой, даже если мы с мужем вышвырнем тебя вон.

Под ногой хрустнули сломанные сучья, и грейнджер поняла, что продолжает отступать, сама себя не контролируя. Куда же подевалась гриффиндорская храбрость, когда в ладони не сжимается волшебная палочка? Гермиону затрясло как в лихорадке.

- у меня нет другого выбора, - миссис малфой с полным равнодушием в глазах вскинула палочку. Рот грейнджер исказился в немом крике, а в горле застыл ком. Бледные губы нарциссы малфой уже зашептала нужную магическую формулу. Гермиона словно в замедленной съемке наблюдала за происходящим, не в силах что-либо изменить. Тело отказывалось подчиняться. С конца темно-коричневого древка сорвался яркий свет заклятия, разрастаясь ослепительной вспышкой и врываясь в изможденный мозг. В следующее мгновение невиданная сила подхватила грейнджер в воздух и отбросила в сторону. Бульк … чернеющая река приняла Гермиону в свои мокрые объятия, сводя судорогой ноги и врываясь водой в легкие.

- … слышишь меня? Гермиона? - послышался мягкий мужской голос, и девушке он почудился невероятно теплым, никак не сочетающимся с адским холодом реки.

Под закрытые веки хлынул поток белого света. Над самым ухом, едва касаясь щеки - той самой, на которую пришлась пощечина, - чувствовалось легкое прикосновение и тяжелое дыхание.

- мисс грейнджер, с вами все в порядке? - Гермиона различила еще один мягкий баритон, и узнала в нем того забавного старичка. Наконец, преодолев себя, девушка распахнула глаза, щурясь. Коротко кивнув, Гермиона заметила облегчение на лицах обоих мужчин.

- ты металась во сне и даже плакала, - едва слышно ответил Драко на ее вопросительный взгляд. - ты вспомнила … что-нибудь? Что ты видела. - взбудоражено добавил он, пытаясь совладать с собой.

Сильные тиски, как во сне, сдавили грудь тугим обручем, и стало больно дышать. Сумасшедшее сердце вновь подпрыгнуло. Взгляд на песочные часы упал. Последние песчинки вниз ссыпались. Неужели этот мучительный сон - воспоминание, казавшийся вечностью, длился не более пяти минут?

- ничего … прости, ничего важного я не увидела, - ответила Гермиона, а малфой крепче прижал ее к себе и подул теплым воздухом на лоб, будто прогоняя остатки кошмара. Старичок печально покачал головой.

Смотрите ещё об интерьере дома внутри по ссылке http://interior.ru-best.com/interer-dlya-doma/interer-doma-vnutri