Всё об интерьере для дома и квартиры

Лучшие идеи для дизайна интерьера, полезные советы, интересные статьи

Родное детище Петра, любимый город мой, где закаленные ветра.

14.11.2017 в 13:55

Гуляют над Невой.
Где разведенные мосты.
Раскинули крыла, и храмов старые кресты.
Купола.

К к тебе сегодня прикоснусь. душой, и унесется моя грусть.
В в какой-то мир иной. я в залах питерских дворцов. надолго заблужусь. и перед гением творцов. невольно преклонюсь. сфинксов и богов, и всадник на коне -.
Творения творения былых веков. останутся во мне. Елена логачева. - камень Петра великого.
Летел указ, подписанный царицей, в Париж быстей курьерского письма:

"Сыскать"сыскать повелеваю за границей., способного весьма! А а в продолженье начатого действа. бецкому поступает документ:
"Чтоб"чтоб над Невою близ адмиралтейства. Петру поставить царский монумент". отпрыск князя Трубецкого, лишенный первых трех фамильных букв, решил возглавить сам проект рисковый, подмять его под собственный каблук.
А а князь Голицын срочно из Парижу. царице нарочным ответ:
Во Франции - де лучших я не вижу, чем превосходный скульптор Falconet:
Его его прелестный интерьер во храме. ни на один известный не похож. алтарь своими руками изваял. жертвенник - изысканно хорош!
Немало немало по столицам царских статуй. ваятелей рука расставила. по зубам безумцу - Герострату:
Кто в мраморе, кто в бронзе - на века.
И и вот француз на месте голом стоит. беспокойно вертит головой:
Ни сквера, ни стены, ни частокола -.
Безлюдно безлюдно и тоскливо над Невой. он воздвигнет в этом захолустье, куда направит взгляд и жест Петра?
Пустынный пустынный край. в туманной дымке устье. холодные сырые вечера. бы тут скала для пьедестала -.
Солидная и дикая вполне, фигура императора бы стала.
Естественной естественной на вздыбленном коне. представлял, как прогарцует всадник, круша змею оковкою копыт.
Скалы обрыв, где царь коня осадит, свирепым ветром и грозой омыт.
С с высокого скалистого обрыва. монарх к потомкам взгляд обращает. под ветром конская играет грива. и злые тучи скользят по небу. колдовство изящных линий, условность жеста, зов сомкнутых вежд.
Как как показать изысками своими. воли, взлёт надежд?
Напротив окон скульптора - француза.
Построили построили крутой дощатый холм. вроде старого картуза:
В затылке выше, а со лба уклон.
Как наступал черёд вольтижировок, *.
Лакей кричал: "продолжили, месье! И войсковой берейтор *, смел и ловок, шёл к скакунам "Брильянт" и "каприсье". Вот вот верховой взлетел на край помоста. вот усидел на вздыбленном коне. одно мгновенье было для наброска. глядевшему из комнат Фальконе. наездник другую лошадь взнуздывал. и мчал опять наверх во весь опор. и замирала на мгновенье площадь. под диалог узды и медных шпор. ото дня рождаясь, зарисовка.
Перетекала перетекала медленно в эскиз. , не спеша, с завидною сноровкой.
Работал Фальконе Этьен Морис работал. пора показывать наброски, нести на суд, и в тайне не беречь.
Прием прием придирчив и оценки жестки. бецкой и произносит речь:
"Месье, воздайте должное натуре, не сочиняйте пошлый анекдот:
Босой монарх без скипетра, на шкуре!
Что что о царях подумает народ! и скульптор чуть не выбежал из зала. хотел картоны собирать уже. только и сказала:
"А"А нам с Вольтером это по Душе". теперь он без раздумий и сомнений. модель, судьбу благодаря.
По русским Меркам Фальконе был гений, но не давалась голова царя.
Венец венец и лик великого монарха. поручил француженке Колло, в дерзаниях она не знала страха.
И и творчество влекло всегда её. в искусстве, как вода в пустыне:
Бог бог не нашел способней учениц. у завистников кипит и стынет, но все они легли пред нею ниц.
Её её персты и тонкие запястья. как будто излучали благодать. лик монарха, а земное счастье.
Она она была способна изваять. из-под резца прелестной этой девы. на мир оживший лик Петра:
Горящие глаза без искры гнева, и помыслы исполнены добра.
Готовый гипс, одобренный царицей, был выставлен народу напоказ.
Полмесяца полмесяца восторженно столица. не отводила от модели глаз. жил с улыбкою победной:
Он он признанье и почёт заслужил. время для отливки медной, а там не за горами и расчет.
Профессор профессор академии художеств. модель в шершавости холста вписал. зданий петербургских схожесть -.
И и конный Пётр восстал над городом! а скульптор живописную картину. отправил прямиком к себе в Париж. - триста, кучеру - полтину, по мелочи кому - не углядишь.
Царица молвила, всплеснув руками:
- Кто изготовит прочную плиту.
И кто найдёт такой гранитный камень, на коем ставить нам скульптуру ту?
Лежал валун у деревеньки лахты -.
От от Петербурга в нескольких верстах. нет дорог, не пролегают тракты, стоят болота в клюквенных местах.
О нём в народе - слава камня - грома.
Ледник ледник принёс давно сюда его. и тяжесть в нём огромна, оброс он диким мохом в полный рост.
Не не раз ступали царские ботфорты. мокрый и обветренный гранит, когда планировал поставить форты.
И и проводил инспекцию границ. , выйдя на валун моренный, не вспомнил про болота и кусты:
Он знал, что должен глыбу непременно.
Перетащить на избранный пустырь перетащить. им рычаги фабричный слесарь клепал. санную ковал кузнец:
Чтоб протащить валун к реке из леса, в полозья вставил он шары - хитрец.
Взвалили камень вагами на сани, подправили системой рычагов, и хриплыми запели голосами.
Четыреста четыреста наёмных бурлаков. ноябрь. гнало позёмку гнало ветром. люди краем мёрзнущей земли шли. полсотни метров, вдруг сани брюхом почву заскребли.
Чтоб на поверхность вытянуть полозья, копали землю, подводили мост -.
Впивались в брёвна кованые гвоздья, а мужики натягивали трос.
Приехала сама императрица, дивилась дикой силе мужиков.
При ней они не то, чтоб материться, а и совсем не находили слов.
За день за день прошли ещё двенадцать сажен. под песню и армейский барабан. на брюхо был посажен, и суточный не выполнили план.
Граф карбури докладывал подробно, как покорить намерен эту даль.
Сказала: "дерзновению подобно! И повелела и повелела учредить медаль. - портрет Екатерины, на обороте - камень громовой.
Медаль отлита в память сей годины, когда катили тот валун седой.
Его скатили на речные склоны, гурьбой грузили на понтон с торца, а в праздник обретения короны.
Проплыли мимо проплыли мимо зимнего дворца. и вскоре водружённому на место. отдали камню воинскую честь. поры нам, горожанам, лестно, что в Петербурге это чудо есть.
Тем временем тем временем верховный академик. против Фальконе:
- Француз потратил слишком много денег, чиня ущерб доверчивой стране!
Не покидают одержимых бредни, а наш француз был одержим вдвойне.
Двенадцать тонн двенадцать тонн добротной красной меди. к отливке приготовил Фальконе. - это ли основа, чтоб из неё сучить успеха нить!
Не Фальконе, а пушкарю хайлову.
Приказано литьём приказано литьём руководить. .литейный двор. , ни дёрну -.
Большая печь, при ней земли кусок.
Двор чем-то походил на живодёрню:
Конь вверх ногами, головой в песок.
А полая внутри - сухая форма.
Рельефную держала рельефную держала пустоту. литейщик ловко и проворно должен. влить медь расплавленную в форму ту. хайлов государственный литейщик был. по"все по местам! привычно приказал.
И, помянув заступников святейших, заглушку выбил, выпустил металл.
И медь пошла! Светящимся потоком.светящимся потоком. полость, в складки, в литники.
Так солнце, поднимаясь над Востоком, багрянцем красит быстрый бег реки.
Зеваки и помощники притихли.
И молча замер гордый Фальконе, сквозь медные расплавленные вихри.
Узрев Петра узрев Петра на вздыбленном коне. недолго обнимала их удача. , как рычащий зверь, и - вырвалась на волю! Скульптор, плача, схватил чертёж и выбежал за дверь.
Француз невольно панику посеял, неся чертёжик свой поверх голов, а следом побежала вся расея.
Но ни но ни на шаг не отступил хайлов. безумец! - Мастеру кричали. Металл не кипяток, остерегись! Но губы но губы отвечали паникёрам., будто кошке: "брысь! Расплавленную медную расплавленную медную лавину.черпая ковшом, вливал в лоток.
Под тяжестью согнувшись вполовину, не дал металлу прекратить поток.
Горел тулуп, сапог кошмовый шаял, *.
Вздувались от ожогов волдыри, а он терпел, отливку воскрешая, и славу новой статуе дарил.
И вот и вот уже остывший медный всадник. гранитный пьедестал, но змей, повергнутый копытом задним, ещё в готовом виде не предстал.
Ваял его степенный мэтр Гордеев, собравши воедино в Гаде том.
Всё сборище врагов и Лиходеев, где швед и чудь, и вечный враг тевтон.
Гад извивался из последней мочи, пытаясь ядом поразить пяту.
Немало змей таится у обочин, но всадник обнажает их тщету.
У скульптора дела с двором несладки:
Бецкой лютует, первенства ища, и Фальконе автограф ставит в складке.
Просторного монаршего просторного монаршего плаща. он, приехавший за славой, сложил в портфель Царицыны рубли.
И, распростившись с городской управой, отбыл под сень родной своей земли.
Уехал, передав валун фельтену.
Погода листья погода листья волглые Мела. , не меняя цену, кончал незавершённые дела.
Страна давно ждала того момента, когда страницы городских газет.
Объявят эту весть на белый свет:
"Открытие Петрова"открытие петрова монумента! что может быть для торжества дороже. итогов гениального труда? , ни академия художеств.
Не вспомнили не вспомнили об авторе тогда. в Петербурге бабье лето стояло. с полудня прояснились небеса. , солнцем обогрета, и марш полков военных начался.
Командовал фельдмаршал фельдмаршал князь Голицын командовал. пятнадцать тысяч в сомкнутом строю. поворачивали лица, приветствовали армию свою.
На шлюпке на шлюпке подошла императрица. её приход был радостен и свят. где кончалась трапа половица, торжественно встречал её сенат.
И вот она явилась на балконе, как возникает слух о чудесах:
В мантии и в золотой короне, и с радостной слезинкой на глазах.
Вкруг монумента тканная ограда -.
Малёваны скалистые места -.
Без малого без малого сто метров по фасадам. и ровно десять метров высота. мило, неторопливо глянула окрест, затем смиренно голову склонила, и тут же грянул войсковой оркестр.
Завеса ограждения завеса ограждения упала. залпы раздались.
Войска "уравойска "ура! Толпа"виват! " Кричала, и картузы летели вверх и вниз.
Толпа шумна, густа, тысяченога.
И в и в той толпе под свист и зычный рёв. лицом, багровым от ожога, дивился рукоделью мастеров.
А "Камень - Гром" средь пушечного грома.
Нёс молчаливо нёс молчаливо конного Петра. , а роль его огромна:
Крутой трамплин - в сегодня из вчера.
Девиков Е.девиков Е. и. - прыжки и акробатика на скачущей лошади.
* Берейтор - войсковой наездник - инструктор.
* Бриллиант и каприсье - клички жеребцов, участвовавших в подготовке эскизов и модели для памятника Петру великому.
* Шаял - горел без пламени, одним жаром, словно табак в папиросе.


Иcтория одного шедевра: "Медный Всадник" Фальконе.
В августе 1782 года над хладным берегом Невы взвился на дыбы бронзовый конь с бронзовым же императором в седле. Матушка Екатерина, желавшая ненавязчиво обозначить свое величие, приказала на постаменте указать: "Петру Первому - Екатерина Вторая".
Читай: от ученика - учителю.


Одежда на одежда на Петре простая и легкая. седла - шкура, что, по задумке, символизирует дикую нацию, цивилизованную государем. Для постамента - громадная скала в форме волны, что, с одной стороны, говорило о трудностях, с другой, - о морских победах. Змея под змея под ногами вздыбленного коня "Враждебные Силы изображала". должна, по задумке, выражать сочетание мысли и силы, единство движения и покоя.


Екатерина ожидала увидеть Петра с жезлом или скипетром в руке, восседающим на коне подобно римскому императору, а не легионеру. Фальконе же задумал совсем иное: "мой царь не держит никакого жезла, он простирает свою благодетельную десницу над объезжаемую им страной. Он поднимается на верх скалы, служащей ему пьедесталом".


Идея памятника Петру родилась в голове Екатерины под влиянием ее друга философа Дени дидро. Он же посоветовал и Этьена Фальконе: "В нем Бездна Тонкого Вкуса, ума и Деликатности, и Вместе с тем он Неотесан, Суров, ни во что не Верит … Корысти не Знает".


Для создания гипсовой модели Фальконе позировал гвардейский офицер, который ставил на дыбы лошадь. Так продолжалось так продолжалось по несколько часов в день. работы были взяты из императорских конюшен: скакуны бриллиант и каприз.


Гипсовую модель лепили всем миром: коня и всадника - сам Этьен Фальконе, голову - его ученица мари Анн Колло, змею - русский мастер Федор Гордеев.


Когда модель была закончена и утверждена, встал вопрос об отливке. Фальконе до того ни разу подобным не занимался, поэтому настаивал на том, чтобы из Франции вызвали специалистов. Вызвали. Вызвали. Бенуа эрсман и трое подмастерьев приехали в Петербург не то что со своими инструментами, но даже со своими песком и глиной - мало ли, вдруг в дикой России не найдется правильного сырья. Но и но и это не помогло ему выполнить заказ. , сроки поджимали, Фальконе нервничал, Екатерина была недовольна. Нашли русских русских смельчаков нашли. продолжалась почти 10 лет. Сам Фальконе не застал завершения работы - в 1778 году он должен был уехать на родину. На торжественное на торжественное открытие скульптора не пригласили. не меньшее по силе произведение, правда, уже выполненное природой. Прозванный гром - камнем, он был найден недалеко от деревни конная лахта (ныне это район Санкт-петербурга. Котлован, образовавшийся после извлечения породы из земли, стал прудом, который существует и сегодня. Камень искали по объявлению, опубликовав в газете обращение к частным лицам. Нужный образец - весом в 2 тыс. Тонн, длиной 13 м, высотой 8 м и шириной 6 м - нашел казенный крестьянин Семен Вишняков, который поставлял строительный камень в Петербург. По легенде, порода откололась от гранитной скалы после удара молнии, отсюда и название "Гром - Камень". Самым сложным было доставить камень до сенатской площади - будущий постамент должен был преодолеть почти 8 км. Операцию проводили операцию проводили всю зиму 1769/1770. на берег финского залива, там для его погрузки соорудили специальную пристань. Специальное судно, построенное по уникальным чертежам, притопили и посадили на предварительно вбитые сваи, после чего камень сдвинули с берега на корабль. Та же операция в обратном порядке была повторена на сенатской площади. За транспортировкой наблюдал весь Петербург, от мала до велика. Пока гром - камень везли, его обтесывали, придавая ему "Дикий" вид.