Всё об интерьере для дома и квартиры

Лучшие идеи для дизайна интерьера, полезные советы, интересные статьи

Coldo. У Гермионы грейнджер было слишком много привычек, раздражающих чистокровного меня.

28.05.2016 в 12:54

С каждым годом совместной жизни они проявлялись все отчетливее и отчетливее, не желая сохранять нашу семейную жизнь в мирном русле. Ох, как же она могла раздражать.

Мы начнём с того, что эта женщина не умела даже по человечески пить чай. Во время разговора она начинала накручивать несчастный чайный пакетик на ручку кружки. Да, это мелочь. Да, это абсолютная мелочь. Мелочь, которая раздражает.


Продолжим тем, что выдержанный интерьер малфой - мэнора бьется в истерике от ее непостоянной натуры. И вроде взрослая, статная женщина, но. Ох уж это "но": если вы хотите узнать что-то об увлечениях грейнджер (которая вот уже третий год как малфой) просто зайдите в нашу спальню. Таким образом, если все стены завешаны пергаментами, исписанными витиеватым почерком, а строки едва ли складываются в "Белый" стих, то сегодня в Гермионе проснулся поэт (господи, снова), а под подушкой вы, вероятно, найдёте томик Ахматовой.

Миссис малфой совершенно не умела избавляться от ненужного хлама: будь то крышка от бутылки, которую она нашла на улице маглловского Лондона в возрасте пяти лет, эта безделушка, всенепременно, займёт самое почетное место во всем поместье.

Экс - гриффиндорка невероятно любила петь. Жаль, что "Любила" и "умела" - вещи отнюдь не тождественные. Конечно, она не давала настоящих "Концертов" на весь дом, но её а капелла на кухни жутко раздражали. И пусть фальшивые ноты и ужасный, скрипучий фальцет ещё можно было простить, но подтанцовку под все эту самодеятельность помиловать уж точно нельзя.

Гермиона - не - грейнджер жутко меня раздражала. Выводила из себя, как никто другой. Но я не знаю, что бы я делал без кружек, ручки которых обмотаны чайным пакетиком. Сложно представить как сложилась бы моя жизнь, если бы я не выучил наизусть почти все стихи Ахматовой. Интересно, чем бы я занимался поздними вечерами, если бы не смог слушать наивные истории о "Счастливой Крышечке". Что было бы со мной, если бы далеко не профессиональное пение, которое создавала на души такой уют и покой.

У Гермионы грейнджер было слишком много привычек, раздражающих чистокровного меня.
У чистокровного меня была Гермиона грейнджер.